Сядь и cd. Не bc меня.
День второй.

Ну, чего дуться-то так долго?
Не разговаривает со мной. И даже в одном помещении оставаться не хочет. Неужели так противно? Гакто-сан, а я ведь и обидеться могу. Не напомнить ли тебе о том, в каком восторге ты прибывал во время массажа? И какая разница, кто его делал? Что за гендерное притеснение?
Сидит. Даже не смотрит на меня. Если бы не Йошики-сан, давно бы ушел. Ну, и скатертью дорожка. Привереда, блядь! Ну, я тебе еще покажу японского городового!
Сидит. Закинул одну ногу на другую. Ну, специально же соблазняет! Он скрытый гей. Точно. Йошики-сан что-то спросил у меня. Я не расслышал. Когда рядом ТАКОЕ, сконцентрироваться трудно. Ну, Га-ку-то-сан, я ж не железный! Прекрати вылизываться!!!
- Мияви-кун, ты меня слышишь?
Я оторвался от этого «чудовища» и бросил непонимающий взгляд на Йошики-сана.
- А? Что, Йошики-сан? - мы сидели в номере Йошики. Втроем.
- Сходи к Сугизо, он что-то хотел от тебя, - Йошики почесал затылок и лениво зевнул. А я не понял, что вдруг Сугизо-сану понадобилось от меня?
В тот момент я даже не вспомнил недавнего случая. А зря.
*
У Сугизо-сана все должно быть роскошным. У него прямо-таки нездоровый интерес ко всякого рода антикварным безделушкам: часам, картинам, украшениям. И, даже здесь, минимализм его не устроил. Свою спальню он превратил в царскую опочивальню. Гостиную в роскошный зал для приемов. Душ в сеть джакузи. Плевать на то, что мы тут всего неделю пробудем. Даже в эти семь дней он должен чувствовать себя королем.
Здесь столько всякой хрени, что не споткнуться обо что-то было бы странно. Зеркало в страшной резной раме пало жертвой моей неуклюжести. Пускай его! Сугизо не обеднеет. А такую фигню я могу сам ему сделать. Тем более, что не особо-то он и расстроился, когда заметил разрушение. Только головой покачал и пригласил сесть в какое-то уродливое кресло, его еще вольтеровским называют. По мне так херня-херней. Совсем не удобное. Мягкое, и я в нем чуть не утонул. Меня так и подмывало отковырять позолоту с подлокотников. Как она классно блестела!
Сугизо-сан, прямо-таки аристократ, поместился на мягком пуфе, почти у моих ног. Глядит с каким-то странным выражением в глазах.
- Сугизо-сан, что-то не так? - решил спросить я, когда явно подметил, что начинать первым он и не собирается.
- Я хотел сделать тебе деловое предложение, Мияви-кун.
Какое еще предложение? Надеюсь не руки и сердца? Хотя, я бы его понял.
- Хочешь отправиться с нами в турне?
- С нами - это с кем? - спросил я. Если он имеет в виду S.K.I.N, то... больше концертов ведь быть не должно?
Сугизо отпил глоток из своего бокала. Ей-богу, как в американском раннем кино, где гангстеры обязательно пили виски и курили кубинские сигары.
- С нами - это с X-Japan, - ответил он и поверг меня в шок. С X-Japan?! В качестве кого?!
- В качестве второго гитариста, -резюмировал он и снова бросил в мою сторону какой-то странный взгляд. Мне что, натурой придется платить за это?
- Я согласен, - выпалил я, отправляясь в Эдем от нахлынувшего счастья. Хоть кто-то меня оценил! Не то, что эта глыба ледяная! Которая ребенком меня считает. Я гитарист, мать вашу! К тому же первоклассный!
Однако подвох я в этом все же чувствовал. С чего это Сугизо-сану понадобилось делать мне такое неожиданное предложение? Как будто других нет... Да взять того же Чачамару-сана! Прямо-таки завидую ему.
- Почему я? - вопрос вполне нормальный. Знаю, я гениален и все такое, но бесплатный сыр только в мышеловке. Мама так всегда говорила.
Сугизо улыбнулся. Подленькой такой улыбочкой. Улыбочкой искусителя. Меня, что ли, искусить решил?
- Глупый вопрос. - Неа, замечательный-таки вопрос и совсем не глупый. - У тебя талант. А я не могу пройти мимо таланта. Было бы печально и дальше глядеть на то, как ты не используешь и сотой доли своего потенциала... - вот зараза! Знает ведь, как на человека надавить. Удар по самолюбию. Я, при всей своей потрясающей харизме и при всем, как выразился Сугизо-сан, таланте, редкостный идиот. Ну, в хорошем смысле этого слова, конечно. Доверчивый идиот. Услышал похвалу и тут же расплылся в блаженной улыбке. Сугизо-сан лил мне бальзам на душу. Густой, ароматный, освежающий бальзам, сладкий на вкус. И я растаял.
- У меня прямо сердце в пятки уходит, когда слышу твой Selfish Love... Жжёшь на гитаре так, что любой профессионал нервно курит в сторонке.
Ой, ну Сугизо-сан, ну хватит... а нет, продолжай...
Я сидел, разинув рот и глядя на него чуть ли не с обожанием. И даже сам не заметил того, как сполз с этого паршивого кресла на пол, оказавшись теперь рядом с ним. А он прямо-таки выливал на меня похвалы, как будто из рога изобилия.
- Такой хороший мальчик... Такой талантливый... - его ладонь гладила мою щеку. Нежно-нежно. Мягко-мягко. Это что, гипноз какой-то? Почему я пошевелиться не могу?
- Иди ко мне...- и, знаете, что, - я повиновался. Вопрос "ГДЕ? МОИ? МОЗГИ?", это целых три вопроса. Видите, у меня даже с арифметикой проблемы. Хотя, в школе была пятерка. Ну, честно-о-о!!!
Не знаю, каким макаром я оказался у него на коленях. Его глаза затягивали, будто омут, обезоруживая, лишая возможности, да и желания, отвести взгляд. Мне уже не нужно было ничего в этом мире. Кроме...
- Суги... - мы нехотя отлепились друг от друга. И тут я, мгновенно прозрев, вскочил, словно ошпаренный.
- Я стучался, но ты, видимо, не слышал, - так некстати вошедший Гакт одарил меня холодной презрительной усмешкой. На душе стало как-то тоскливо и мерзко. Сугизо ответил ему такой же улыбкой.
- Что тебе нужно?
- Просто забыл тут кое-что, - он пошел в спальню. Нэ?! Что-то мне не совсем это нравится. И вправду, было чего опасаться.
Гакт вышел из комнаты, держа в руках какой-то тюбик. Шестое чувство гнусаво нашептывало мне, чем это может оказаться.
Вот суки!
Я вскочил со своего места, словно ошпаренный, но в тот же миг больно плюхнулся на задницу. Сугизо, чтоб он…
- Погоди, наш разговор еще не закончен… - блин, дело принимает довольно странный оборот!
Я снова вздохнул с облегчением, когда заметил, что в руках у Гакта всего лишь…зубная паста? Какого черта он пришел к Сугизо в номер за пастой?
- Моя закончилась, - пояснил он, помахивая тюбиком у носа Сугизо.
И, все равно, ситуация дебильная! С какой стати Гакту приходить в номер к Сугизо-сану за пастой, которую он может получить, всего лишь свистнув? Уйма горничных ринется наверх, чтобы выполнить любую его прихоть. Или я - параноик, или паста - только предлог… Воспользовавшись паузой, я мигом поднялся с пола и тут же решил – впредь надо держаться от этого ошалевшего старичка подальше. Что-то мне не нравится его взгляд…
- Ээээ… Камуи-сан, можно вас на минутку? – я схватил его за руку и потянул к выходу, в последний раз взглянув на Сугизо. Дядя зол. И дядя не оставит эту ситуацию в таком виде.

Блядь, иногда ты можешь быть такой мразью!!!
- Отцепись от меня! – сколько же презрения в голосе! Что я сделал опять не так, любовь моя?!
- Извините, Камуи-сан, - произношу виновато и сразу начинаю злиться. Это ж надо! Столько дерьма в одном человеке! Прямо через край переливается вся желчь! Никто и никогда не был со мной так груб. Это задевает за живое. Самооценка ни к черту!
- Хотите, - массажик организую? – специально язвительно делаю это предложение. Знаю, что его это взбесит. Но ничего не могу с собой поделать. Он молчит, но смотрит с таким презрением, будто я кусок дерьма какой-то! Да что ж за несправедливость то такая?!
- Не попадайся мне на глаза! – его голос, словно шипение готовой броситься в атаку кобры. Неужели он так сильно меня ненавидит?
Мы почти одни в коридоре. Постояльцы разбрелись кто куда. Вечер. Всем хочется развлечений. Лишь изредка проскользнет какая-нибудь неказистая горничная.
- Что я сделал-то тебе такого? – не выдерживаю, срываюсь на крик. Не, ну честно! Это уже ни в какие ворота не лезет! Я не позволю себя с землей сравнять! В конце концов, есть у меня еще мужское достоинство… эээ… и еще какое… тебе бы понравилось, прелесть моя…
И, знаете, что? Этот гад ведь мне не ответил! Так и смылся! Даже говорить со мной ему лень! Прибил бы, ей богу! Прибил бы, а потом отымел…

День 3.
Мне хреново, - и ничего делать сегодня я не буду! О, как! Буду сидеть в номере, закутаюсь в три одеяла, включу какую-нибудь мелодраму и буду рыдать!
Он меня ненавидит, а я даже не понимаю за что! За что, твою мать?! Почему ты такая задница, Гакт, нэ?! И почему меня угораздило влюбиться в такую задницу?!
Аа, итить! На мне клеймо неудачника!

Весь этот день, как и обещал, провел в номере. Ел клубнику и плакал над «Титаником». Ну, почему Кейт Уинслет такая засранка? Как она могла бросить милашку Ди Каприо замерзающим в этом чертовом океане?
Я тут же вообразил на месте этих двоих нас с Камуи. Он – Кейт Уинслет, я – Ди Каприо. Только вот на ее месте он бы вообще стал собственноручно меня топить.
Чувствовал я себя омерзительно. Не помню сколько было времени, когда я уснул.

@темы: избранное, писанина